Платформа для обработки бизнес-запросов предпринимателей
RU / EN
Главная » О нас » Пресс-центр » Публикации » «Обидно за страну»: что говорят бизнесмены о «мусорном» рейтинге России

«Обидно за страну»: что говорят бизнесмены о «мусорном» рейтинге России 27 января 2015

В понедельник рейтинговое агентство Standard & Poor’s понизило рейтинг России до отметки BB+, это ниже инвестиционного уровня. Глава Минфина Антон Силуанов уже заявил, что S&P проявило чрезмерный пессимизм, а пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал решение агентства «ангажированным». РБК узнал, что думают о решении агентства российские бизнесмены.

Леонид Федун, вице-президент и совладелец ЛУКОЙЛа:

«Это было ожидаемо и, на мой взгляд, это больше политическое решение, поскольку Россия не соответствует спекулятивному уровню – качество валютных резервов и экономики России выше. Это снижение уже было заложено в котировках [ЛУКОЙЛа], поэтому на акциях компании это никак не отразится. Выходить на рынки капитала мы пока не планируем по вполне понятным причинам.

S&P никто не дает никаких инструкций, естественно, это независимая организация. Но в целом политическая ситуация в мире такая, что существует стойкое негативное отношение к России. Оно и будет реализовываться через такие решение [как понижение кредитного рейтинга]. Это плохо».

Алексей Репик, президент «Деловой России», владелец и председатель совета директоров компании «Р-Фарм»:  

«У нас есть небольшой объем внешних заимствований для международных «дочек». Но там ковенант нет. Мы старались быть достаточно консервативными, а потому для нас прямого финансового эффекта не будет. Но мы не исключаем, что общий уровень оценки рисков при любых инвестициях – это не только деньги и вход в проект, но это и технологии, и, соответственно, поддержание более активного взаимодействия с Россией со стороны наших западных партнеров – будет спадать. Рейтинг дает сигнал, что возвращаемость ресурсов инвесторам не гарантирована или гарантирована в меньшей степени, чем при более высоких рейтингах. Но все, кто в России работают, оценивают ситуацию самостоятельно и не нуждаются в рейтинге для подтверждения своих инвестиций. Все рейтинги носят популистский характер.

Конечно, это [снижение рейтинга] скажется в первую очередь на компаниях, у которых был существенный объем внешних заимствований. Особенно корпоративных бондов, которые привязаны ковенантами к рейтингам. У них будет достаточно сложная ситуация. Но давайте будем честными, это изменение рейтинга с вероятностью больше 75% прогнозировалось уже более месяца. И это нисколько не сюрприз ни для фондового рынка, ни для российской экономики, ни для наших контрагентов. Поэтому я предполагаю, что основная масса компаний, которая подвержена рискам, связанным со снижением рейтинга, так или иначе имеет план действий. Возможно, с помощью поддержки государства в аспекте антикризисных мер.

С точки зрения фондового рынка и общей ситуации, это очередное решение, которое заставит государство переносить фокус с внешних инвестиций на внутренние. В условиях подобного рейтинга шансы на резкий рост инвестиций со стороны иностранных инвесторов очень не высоки. Поэтому нужно сделать еще более серьезный фокус на поддержку инвестиционных стратегий российских компаний.

Вопрос о возможном выкупе долгов государством [в случае снижения рейтинга] поднимался на ряде правительственных совещаний и в ряде дискуссий. И это неудивительно. В прошлый кризис государство помогало  таким образом российским компаниям справиться с ситуацией. Когда ситуация не оставит других решений, я не исключаю, что подобный подход будет приниматься. Но хотел бы сказать, что для экономики страны это не очень здоровая мера». 

Давид Якобашвили, член генсовета «Деловой России», председатель совета директоров компании «Биоэнергия»:

«У меня нет заимствований в иностранной валюте, слава богу. Но решение [о снижении рейтинга] скажется в целом на российском бизнесе. Для больших компаний это кредитная проблема в первую очередь. Кто-то выпустил бонды в иностранной валюте, кому-то надо кредиты получить или были договоренности с западными банками [о получении кредитов]. Все это – дополнительные палки в колеса. Сейчас будет тяжелее привлечь инвестора. Это в общем пакете сегодняшней действительности. 

Нужно привлечь бизнес, предоставив свободу ведения бизнеса, и дать определенность на какой-то промежуток времени. Не ожидаю массового ухода иностранных инвесторов. Но все будет зависеть от решений, которые мы сами примем. Вчерашнее известие было ожидаемым. Надо это пережить и найти выход из положения. Идти по пути либерализации бизнеса».

Тимофей Дзядко, Яна Милюкова, Ирина Жаворонкова, Алексей Пастушин, РБК

Партнёры