Платформа для обработки бизнес-запросов предпринимателей
RU / EN
Главная » Лица » Генеральный совет » Точки зрения » ВЭФ сделает Владивосток центром принятия решений

ВЭФ сделает Владивосток центром принятия решений 08 сентября 2015

Президент «Деловой России» Алексей Репик о «большой кооперации» в АТР, целесообразности экспорта и безусловной нужности ТОРов.

Первый Восточный экономический форум (ВЭФ) стал серьезной заявкой на то, что центр принятия решений по экономической политике России в АТР перемещается на Дальний Восток, в Приморский край, во Владивосток. Такую оценку завершившемуся 5 сентября ВЭФ дал президент Общероссийской общественной организации "Деловая Россия" Алексей Репик . В интервью РИА PrimaMedia лидер "делороссов" рассказал о "большой кооперации" в Азиатско-Тихоокеанском регионе, экономической целесообразности несырьевого экспорта и о том, почему территории опережающего развития при всех возможных недостатках безусловно нужны стране и бизнесу.

- В режиме экспромта можете сформировать ТОП-3 событий первого Восточного экономического форума, который завершается сегодня во Владивостоке?

- Первое - то, что форум состоялся, то, что Президент Российской Федерации дал старт этой инициативе. Это, я считаю, и есть самое главное, самое "топовое" событие. Потому что мы много говорим про "восточный вектор", про то, что Дальним Востоком нужно заниматься системно и всерьез. Произошло много изменений в законодательстве, которые на форуме были представлены министерством по развитию Дальнего Востока и полпредом Трутневым - это и закон о ТОРах, и свободный порт Владивосток, что, я думаю, очень важно для всех жителей города.

Постоянная, ежегодная площадка, которая теперь принимает большое количество не только делегатов из России, но и представителей различных стран Азиатско-Тихоокеанского региона очень высокого уровня - это такая серьезная заявка на то, что центр принятия решений об экономической политике России в АТР перемещается сюда, ближе к точке, где должна быть и начинается "большая кооперация".

Я думаю, что форумам нужно не сравниваться, меряться количеством подписанных соглашений и суммами обещанных инвестиций, в конце концов, не так важно, где именно подписаны соглашения - во Владивостоке, Москве, Токио или Пекине. Важно то, что Владивосток по-настоящему становится центром большой, серьезной деловой активности - причем не только в части Приморского края или Дальневосточного федерального округа, но и всей российской экономики.

- Лично Вы, принимая участие в ВЭФ, уделяли большое внимание вопросам развития экспорта, и прежде всего - несырьевого. Но у нас в Приморском крае сложилась интересная ситуация: первыми резидентами - ТОР "Михайловская" и ТОР "Надежденская" - стали компании, которые говорят о намерениях работать, прежде всего, на внутренний рынок. Не думаете, что для остального бизнес-сообщества региона это - определенный вызов, в каком-то смысле недобросовестная конкуренция?

- Вы знаете, во-первых, на пленарном заседании ВЭФ прямо из зала, от участников форума прозвучал ответ на этот вопрос: основой развития Дальнего Востока все-таки должен стать экспорт и производство той продукции, которая из Владивостока будет "стучаться" на рынки густонаселенных соседей - КНР, Японии, Кореи. Действительно, 5 млн человек, население Дальнего Востока России - не самый большой рынок для того, чтобы думать только о нем, как об основном мотиваторе создания здесь больших промышленных предприятий. Все-таки строить здесь компании, которые нацелены именно на внутренний рынок, можно и нужно, но это не должно стать мейнстримом экономического развития Дальнего Востока.

Я не исключаю, что выбор первых резидентов скорее обусловлен тем, что это именно те компании, которые итак уже были готовы и планировали какие-то свои инвестиционные проекты. Просто это решение было принято быстро и за счет тех самых беспрецедентных льгот - налоговых, регуляторных - которые предложило правительство РФ.

Вы знаете, не стремиться к хорошему, не делать шаг вперед просто потому, что раньше этого не делали - это, наверное, неправильная стратегия.

Если было плохо, а теперь, не дай бог, не делать лучше только потому, что у кого-то условия будут выгоднее, чем у остальных - я думаю, что это не ответ.

- Как Вы ранее говорили, много российских компаний производят вполне конкурентную для внешних рынков продукцию, но на эти рынки не выходят. Между тем, Дальний Восток и Приморский край на внешних рынках представлен давно и достаточно серьезно. Но мы продаем, по преимуществу, сырье в страны АТР. Мороженая рыба - вот, по сути, предел переработки продукции. Вместе с тем КНР, Япония, Республика Корея - они же привыкли к такому порядку вещей. Как можно было бы эту ситуацию переломить?

- Здесь надо учитывать несколько моментов. Во-первых, большая проблема часто даже не в том, что мы просто не можем выйти на те или иные внешние рынки, где, конечно, свое регулирование, своя специфика и бизнес-культура. Дело в том, что сейчас мы помогаем эти барьеры снимать, в том числе, с помощью заработавшего Российско-Японского делового совета, который я возглавляю. Какие-то движения уже происходят, некоторые компании уже сейчас начали реализацию совместных с японской стороной проектов. Знаю также, что моим коллегам, например, Алексей Павлович Тимченко ( руководитель Приморского регионального отделения "Деловой России" - ред. ), который занимается российско-китайским деловым сотрудничеством, тоже есть чем похвастаться в части улучшения взаимоотношений между российскими и китайскими компаниями.

Но эти барьеры - специфика, регулирование - на самом деле не главные. Главные барьеры - у нас в голове. Решение о выходе на внешний рынок мы зачастую просто не принимаем сами, потому что раньше кого-то все устраивало и так. Российский рынок был очень привлекательным еще в прошлом, позапрошлом году - "накачанный" большими энергетическими доходами при высокой цене на нефть. Он позволял за счет этого сильного внутреннего рычага практически не думать об экспорте. А сейчас, когда рынок начал сжиматься, многие задумались о том, что раньше нужно было серьезно искать потребителей своей продукции на внешних рынках.

К сожалению, проблемой российской экономики долгое время были достаточно высокие зарплаты при низкой производительности труда. И здесь мы до последнего момента проигрывали большинству своих конкурентов. У нас же вот это "раздувание" зарплат - которое, конечно же, хорошо для людей, но не очень хорошо для бизнеса, потому что делает продукцию менее конкурентоспособной - было во многом обеспечено государственным сектором, сырьевыми энергетическими компаниями, банками с госучастием.

Сейчас же, за счет ослабления рубля, мы достаточно быстро, скачком вернули в этом плане утерянные позиции, стали считать свои деньги намного более аккуратно, стали более конкурентоспособными.

Я думаю, что сегодня строительство промышленных предприятий или просто работа с российской продукцией для внешних рынков - это вопрос не политических трендов, а элементарная экономическая целесообразность.

- В прошлый раз мы беседовали с вами в декабре 2014 года - практически сразу после очередного ежегодного послания Президента РФ Федеральному собранию, в котором Владимир Путин много говорил о необходимости снижать давление на бизнес, оптимизировать регуляторную среду. По Вашей оценке, есть ли сейчас в этом направлении какие-то подвижки, выявились ли проблемы?

- Многие законодательные изменения уже прошли: наконец-то появились "налоговые каникулы" для новых предприятий - "гринфилд" - и для малого бизнеса. Потихонечку дозревает новая система контрольно-надзорной деятельности, в которой в принципе много проблем бизнеса уже снято. Тем не менее, пока правоприменение и работа правительства, на мой взгляд, не в полной мере совпадают и соответствуют тем целям, которые были обозначены президентом.

Я считаю, что направление движения правильное, а вот темпы реализации этих посылов пока слишком медленные.

Конечно, здесь можно понять ситуацию - а именно, в части возникшей в начале этого года необходимости решать правительству большие системные проблемы, связанные с резко изменившейся внешнеэкономической конъюнктурой. И вот то, что правительство справилось де-факто с быстрым внедрением плана антикризисных действий и помогло бизнесу адаптироваться к новым тяжелым условиям - по крайней мере, на первом этапе - это, конечно, обнадеживает.

Другое дело, что в части либерализации делового климата, которую мы ждем, еще очень много предстоит сделать. Мы верим, что четвертый квартал 2015 года станет ударным, и все те задачи, которые бизнес ставил перед Правительством, будут выполнены.

РИА PrimaMedia

 

Партнёры