Платформа для обработки бизнес-запросов предпринимателей
RU / EN
Главная » О нас » Пресс-центр » Публикации » «Вы можете представить, какая будет безработица?»

«Вы можете представить, какая будет безработица?» 05 июня 2017

Чиновникам интересно рассказывать о достижениях на рынке труда. Кому это интересно слушать?

На утренней панели Петербургского экономического форума, посвященной обсуждению технологии блокчейн, было не протолкнуться. Стульев не хватило, многие слушали стоя.

- Хочу, Сергей Николаевич, вас поздравить с успешной сессией, - обратился министр связи Николай Никифоров к модератору, в роли которого выступил глава ВЭБа Горьков.

Блокчейн, криптовалюты, финансовая система экономики будущего, - что ни говори, подобные вещи будоражат воображение российских чиновников. Первого вице-премьера Игоря Шувалова, среди прочих приглашенного в спикеры, хлебом не корми, дай порассуждать о вызовах времени и технологических трендах. По ходу сессии, правда, выяснилось, что мировым лидером по практическому применению блокчейн, сейчас является Грузия. В этом месте Горьков даже попросил автора сенсации Сергея Вавилова из BitFury Group погромче говорить в микрофон (да-да, именно Грузия, кто бы мог подумать?). Но не будем забывать, что представительная дискуссия о глобальных последствиях развития технологии происходила не в каком-то там Тбилиси, а здесь. Выступить на форуме прилетел Виталик Бутерин, создатель Ethereum и восходящая звезда технологического мира, в свои 23 года твердо знающий, что блокчейн все изменит - например, искоренит российскую коррупцию. На лицах зрителей читался неподдельный интерес к теме. Никифоров не лукавил: это был успех.

Тем временем по соседству проходила другая сессия, имевшая мало общего с описанным ажиотажем. Речь шла о перспективах рынка труда. Зал в лучшем случае был полупуст, но спикерам с трудом удавалось овладеть вниманием даже тех, кто пришел. Чем объяснить подобную несправедливость?

- Первое, что мне хочется сказать о нашем российском рынке [труда], это то, что у нас есть некоторая подушка безопасности, - благодушно заметила вице-премьер Ольга Голодец во вступительном слове. - Демография работает на нас. Даже в период сокращения экономического роста число вакансий на рынке не опускалось ниже 900 тысяч и в среднем колебалось в районе миллиона.

Далее Голодец спрогнозировала рост производительности труда и заверила, что безработица - "проблема территориального характера". К тому же отдельные регионы страны "абсолютно трудодефицитны". Не бог весть какая головная боль, которая снимается путем "организации мобильности кадров и системных мер по поддержке занятости".

Однажды Ольга Голодец призналась, что не понимает, чем в стране заняты 38 млн человек. Позже цифру уточнили, и в слепой зоне министра уже оказались 22,5 млн - треть трудоспособного населения. Социологи и экономисты, описывая деятельность россиян в терминах "промыслов" и "охоты и собирательства", грустно посмеиваются над неспособностью правительства принимать положение вещей таким, как есть. В своем параллельном мире чиновники с гордостью рапортуют о безработице ниже европейской, а государство как крупнейшего работодателя считают успешным стабилизатором занятности - даром что ее структуру независимые консультанты объявляют катастрофой.

Но вернемся на форум. Готовность ко встрече с цифровым будущим, которую выразила Голодец, постарался укрепить глава Минтруда Максим Топилин.

Для начала он уведомил присутствующих, что правительством утверждены более 1000 профессиональных стандартов и требований к квалификациям, отвечающим вызовам времени.

- Сколько их должно быть вообще, чтобы закрыть всю систему профессий? - спросил министр сам у себя, - Думаю, что-то около 2000.

Мы на полпути, но что дальше? Придет ли рынок труда в соответствие с меняющимся спросом, после того как получит визу правительства? Топилин не стал развивать эту тему. Вместо этого спикер выразил сожаление, что в России все еще недостаточно дорогой труд. А труд, если мы претендуем на достойное место в постиндустриальном мире, - самое дорогое, что может быть.

- Дорогой работник, если так можно выразиться, следит за здоровьем меньше болеет, несет меньше потерь и приносит больше эффекта. Этой теме мы должны уделять очень серьезное внимание - подчеркнул министр.

На одном из гайдаровских форумов, где речь шла о роли государства в экономике - 70%, если судить о ней по вкладу в ВВП компаний с госучастием и бюджетов всех уровней - модератор, представлявший, к слову, крупнейшего государственного авиаперевозчика, привел интересную цифру: в госучреждениях сотрудники на 64% чаще берут больничные, чем в частном секторе. Есть подозрение, что к задаче, поставленной Топилиным, ведет другой путь - либерализация экономики, обремененной контролем государства и армией бюджетников. Но министр не стал отвлекаться. Он продолжил скучно рассуждать о "стимулах и настройках" в медицинском страховании и повышении ответственности работодателя, пока, наконец, не заговорил об ожидаемой продолжительности рабочего дня, тем самым окончательно порвав с реальностью.

- В XIX веке люди работали по 12 часов, XX век - это век восьмичасового рабочего дня. В XXI веке стандартом, может быть, станет 4 или 5 часов. А может, мы и за пару часов будем отрабатывать, [появится дополнительное] свободное время ... занятие спортом, культурные ценности, будет что посмотреть. Но это не означает, что при этом будет падать зарплата. Зарплата должна расти, как я уже сказал, стоимость труда должна расти. Мы должны, как мне кажется, в этом направлении думать. Мы должны думать о хорошем. О перспективах. О том, что будем меньше работать и гораздо больше времени уделять своей семье.

Складывалось впечатление, что слова о подушке безопасности и щедро оплаченном двухчасовом рабочем дне - не просто экспромт. Что в какой-то мере они передавали умонастроение людей, отвечающих в стране за социальную политику и рынок труда. Впрочем, говорили не только чиновники. Возможность высказаться, например, получил владелец промышленной группы "Каскол" Сергей Недорослев.

- Будет ли безработица? Вы знаете, да, - сходу заявил бизнесмен. - Вот мы производим станки, но это уже не станки, а целые заводы. Мы заменили одной такой машиной 140 универсальных станков, на которых раньше люди работали в три смены. Вы можете представить, какая может быть безработица?

На всякий случай Недорослев решил напомнить, что станок, произведенный в России, создает рабочие места для российских инженеров. А станок, импортированный из Японии, их отбирает. Его рецепт борьбы за рынок - развивать инженерное мышление у детей со школы, пока еще не поздно. Благо школьники, которым интересно проектировать машины, сегодня сами находят детальную техническую информацию по их созданию в сети.

- Это новый тип конструкторов и инженеров, мы их называем Google-инженерами, и за ними будущее, - предположил спикер, - Создадим для них условия, и никакой безработицы не будет.

Чуть ранее Голодец заявила, что государство и так "уделяет особое внимание развитию личности во всех ее ипостасях". Но нет уверенности, что спикеры говорили об одном и том же и до конца понимали друг друга. В любом случае это не так уж важно. Судя по свежим опросам, инженерные профессии в стране значительно уступают в популярности карьере силовика. О такой стезе для своих детей мечтает половина родителей в стране, треть бюджета которой идет на оборону, нацбезопасность и правоохранительную деятельность. В отдаленном будущем ситуация может измениться, но в обозримом - едва ли. Разве что в дело вмешается блокчейн.

Евгений Карасюк, Republic.ru

Партнёры